Анатолий Плотников: Тренер с большой буквы

Ирина Караваева: «У ребёнка должно быть детство»
20/02/2018
Доказано! Краснодар — южная футбольная столица.
03/03/2018

Была ли у вас когда-нибудь мечта? Мечта встретиться с действительно мудрым и доброжелательным человеком, от разговора с которым у вас появится мотивация и заряд позитивных эмоций на весь день. Если не знать, как он выглядит, — его не отличить от остальных. Но, взглянув в его глаза, сразу понимаешь, что это он. Недаром говорят, глаза – зеркало души. Так и случилось со мной в один из визитов к директору СДЮСШ №1 Анатолию Ивановичу Плотникову. Он привлек своей биографией и количеством заслуг: талантливый педагог, мудрый руководитель, неравнодушный человек, Заслуженный тренер РСФСР, судья международной категории, «Почетный работник общего образования РФ», «Отличник физической культуры и спорта», награжденный медалью ордена «За высокий профессионализм», памятной медалью «За заслуги». Учащиеся с малых лет, не боясь статуса «директор», пожимают ему руку, ведь прежде всего он тренер, наставник и друг. Родителю важно не только отдать ребенка в спортивную секцию или школу, только лишь бы занимался, но и знать, что тренер сможет найти к нему индивидуальный подход. Работа на результат с учетом особенностей каждого ребенка – это сильная сторона героя интервью Плотникова Анатолия Ивановича.

— Анатолий Иванович, приятно познакомиться с выдающимся тренером и педагогом. Свою педагогическую и тренерскую деятельность вы начали более 40 лет назад. И это было на общественных началах. Что побудило вас сделать этот шаг? Ведь работа с детьми не из легких.
— Изначально была просто задача уйти на практику. В институте была педагогическо-тренерская практика. Нас распределили по учреждениям. После окончания практики очень не хотелось оставлять детей, которые были к тебе привязаны, а ты к ним. Если изначально прививать ребенку любовь к спорту, выкладываться на полную, а потом вдруг взять и бросить эту работу, разбив все детские мечты, то становится неприятно со стороны наблюдать за этим. Получается, что этим ты обманываешь ребенка, имеющего уже какие-то надежды и мотивацию, которую сам же ему создал, увлек его этим видом спорта. Ему нравится бегать, прыгать, кувыркаться. Тогда это была классика — гимнастика в школах. Относился я к этому дружелюбно и трепетно, поэтому просто оставить детей ни с чем было не по себе, и я продолжал заниматься с ними. Когда вникаешь в историю ребенка — привязываешься к нему. Меня, очевидно, тянуло к педагогике уже с 5-6 класса: был и пионервожатым у маленьких в школе, и председателем совета физкультуры в 9 классе — возил команды. Желание работать в спорте и управлять коллективом формировалось уже тогда. Я видел результаты моих детей. А тренер ведь растет вместе с детьми. Дети технически совершенствуются, добиваются спортивных результатов, а у педагога, вместе с тем, появляется все больше интереса, мотивации к развитию.

— С какими трудностями в начале своей деятельности вы столкнулись?
— Отсутствие спортивных залов и оборудования. Сначала тренировал в школе, добивался разрешения от руководства школы предоставить зал. Детям, которые занимаются, нужны определенные условия. Балет в тапочках не станцуешь. Нужен специальный инвентарь. Я ходил в институт, в котором мы сами тренировались, спрашивал, есть ли возможность тренировать детей. Свободный зал в институте был только по субботам и воскресеньям. Значит, несмотря на свое личное, готовил детей в выходные дни. Затем, когда они поднялись по разрядам, начали выступать на первенстве края, такие заслуженные в то врем тренеры, как Виктор Дмитриевич Нарыков, Владимир Николаевич Мкртычан, обратили на них внимание: «А это что за дети такие прыгают, бегают? Да хорошо, чистенько». Они же и предложили мне тренировать детей в обществе «Труд». И через три года у меня уже пошли первые мастера спорта.


— Вы внедряли разнообразные техники, практиковали новые методики в воспитании юных спортсменов. Насколько тяжело это нововведение, дало ли оно свои плоды?
— Очень хороший вопрос. Гимнастика — это много движений и упражнений. Для того чтобы подготовить элемент и определить его эффективность, необходимо пройти очень много упражнений. На этапе становления своего педагогического мастерства я работал таким образом: ходил на тренировки к каждому из значимых педагогов, наблюдал и записывал перечень упражнений. Их насчитывалось где-то около 240-250. Понятно, что для такого количества упражнений необходимо много времени. По две минуты на упражнение – это уже 500 минут. Поэтому, необходимо было их систематизировать. Мы, вместе с ведущими тренерами, посредством творческих и исследовательских методов
выбрали из 250 упражнений наиболее информативные элементы для скоростно-силовой подготовки, выносливости, для развития ловкости, гибкости и так далее. Получилось около 49 упражнений, которые являются наиболее эффективными. Я начинал работать в школе №19, там по этой технологии обучал 25-30 детей, из которых 20 человек стали мастерами спорта, один – заслуженным мастером спорта, чемпионом Европы и мира, и еще два человека стали мастерами спорта международного класса. Сам являюсь сторонником поэтапного подхода. Нужно идти от простых элементов к сложным, учитывая дидактический принцип. Будешь торопиться – обязательно столкнешься с ошибками! Или дети начнут бояться элементов, или произойдет «замыкание», как у Иры Караваевой – олимпийской чемпионки по батуту. Тренер торопит и заставляет – это не создание мотивации, а совсем наоборот. Была у меня ученица – Оля Мартыненко, которая занималась прыжками. К 13 годам нужно уже делать пируэты, сальто, а у нее появился страх, тревожность, на тренировку шла, как на каторгу. И тут нужно быть грамотным и умным тренером, чтобы не спугнуть ребенка. Я перевел ее в парно-групповую акробатику. В итоге, она и мастером спорта стала, и великолепным тренером. Сейчас готовит хороших детей. От тренера зависит многое: он должен видеть ребенка, понимать, вникать в его суть. Себя во главу угла ставить нельзя.

— СДЮШС №1 в настоящий момент является бесспорным лидером в воспитании молодых спортсменов, однако, наверняка, существуют какие-то проблемы? В каком ракурсе вы видите дальнейшее развитие детского спорта в целом и школы в частности?
— 12 февраля 1943 года Краснодар был освобожден от немецко-фашистских захватчиков, а 13 июля 1943 года наша школа уже была утверждена. Только ушли немцы, и детей начали собирать в секции, создавая условия для занятий. В этом году школе исполняется 75 лет. За это время у нас уже подготовлено 89 мастеров международного класса – это чемпионы мира и Европы, 27 заслуженных мастеров спорта (двух-трехкратные чемпионы мира). Ежегодно мы готовим 16-20 мастеров спорта. При этом в школе обучается 1700 детей, чуть меньше трети мы набираем каждый год. Проблемы, конечно, есть всегда. Основная проблема – финансирование. Плохо, что Министерство спорта и Министерство образования имеют разные функции. Первое готовит очень хороших спортсменов, а второе взяло на себя роль спортивно-оздоровительной массовой работы. Мы относимся к Министерству образования. Пусть мне покажут хоть одну школу, относящуюся к Министерству спорта, которая могла бы похвастаться такими же результатами. В крае около 200 спортивных школ, но уже на протяжении 20 лет мы остаемся призерами. Например, на ВДНХ нас выставляли за подготовку более 20 мастеров спорта за один год. В Министерстве спорта затраты материальные на спортсмена выше, чем в Министерстве образования. Поэтому материальной поддержки не хватает.

— Вы лично разработали множество пособий и программ для спортивной гимнастики, акробатики. Используются ли они в настоящее время для становления юных спортсменов в Краснодаре и в России?
— Я являюсь членом диссертационного совета Министерства физической культуры, а до этого работал на кафедре гимнастики, совмещая тренерскую работу и преподавание в университете. Все образовательные программы, существующие в нашей школе, подготовлены с участием тренерско-преподавательского состава. Они сформированы по видам, прошли необходимое лицензирование, являются основой для работы. Если бы у нас снижались спортивные результаты, то программы надо было бы пересматривать и изменять. Но, как показывает практика, они несут пользу, дают тренерам, детям и школе высокие результаты.

— Уходя несколько в сторону от гимнастических видов спорта, чем вы интересуетесь еще, как в спортивном мире, так и в общем?
— Я за разностороннее развитие. Баскетболом занимаюсь до сих пор. Есть группа профессорско-преподавательского состава. Мы собираемся вместе и, несмотря на возраст, забиваем «трехочковые». Также занимаюсь конным спортом, нахожусь в казачьей службе – войсковой старшина. Я служил на границе в тревожной группе на стороне Ирана (южная граница). По горам пришлось бегать, и, кстати, до сих пор бег присутствует в моей жизни. Кроме спорта, я еще и пою, танцую (достает инструмент). Это гармошка. Еще, будучи маленьким, я наблюдал, как в станице собирался народ, там пели и плясали, а я слушал. Потом сам на детской гармошке подбирал мелодии. Сыграл дедушке, а он сказал об этом отцу, и мне купили гармонь. В школе я успевал сбегать на секцию по теннису, потом на баскетбол, потом на гимнастику. Все старался успевать. Инертность и рутинность в музыкальной школе мне не нравилась – я выдержал только пару лет.

— Насколько болезненно вы восприняли выступление под нейтральным флагом наших спортсменов?
— Печаль и грусть по этому поводу, конечно же, есть (вздыхает). Руководящий состав и Олимпийский комитет не учитывали мнение господина Смирнова, отстранив его от должности, а новые люди провели неправильную политику. К тому же, Олимпиада в Сочи потянула за собой много зависти. Больно и жалко ребят, которых не пустили, причем абсолютно чистых. 160 человек выступают под нейтральным флагом. Есть такая поговорка: один за всех, и все за одного. Много было дебатов: «Если не едут все, значит никто не едет». МОКом было сказано, если же не поедут, на следующей Олимпиаде может произойти подобное. Сейчас они постоянно проходят допинг-контроль. Нужно уметь это выдержать, если уже шагнул в эту яму. А вот альтернативные игры, которые хотят провести, — это пустая трата бюджетных денег. Это не нужно. Двойственная и сложная ситуация.

— Какие планы у вас в развитии вашей школы?
— 12 лет я борюсь за участок, который рядом со школой, во дворе. Хочу взять его, чтобы расширить зал. Там пустой участок, обгоревшие кварталы. Администрация написала уже давно, что нужно расселить участок и выделить его для нашей школы. Так все и затихло на этом. В 300 метрах от школы также есть участок, 20 соток, который хотят на 75-летие отдать нам. Если он станет нашим, то там, естественно, будет новый зал. Основная задача — выстроить его и сказать: «Теперь я могу идти на пенсию» (смеется).

— А личные планы? Ведь надо же и отдыхать когда-то!
— Я отдыхаю, когда еду летом на сборы вместе с детьми, на соревнования. Лучший отдых – это смена деятельности. Я — заслуженный тренер, со стажем более 40 лет. Я работал с детьми, и буду продолжать это дело. 92 часа я поработал, подучил, подправил, а потом пошла бумажная работа: приказы, указы, документы. Летом бывает отдых. Знакомых у меня много. Езжу в Ялту, в Сочи бываю. Потом опять спешу в школу, к своим детям. Если тренер не работает с детьми, то они и не растут в своих достижениях.

— Пожелания нашим читателям — родителям, которые еще думают, чем занять своего ребенка. И, кстати, можно получить ваш совет, с какого возраста лучше всего отдавать детей на гимнастические виды спорта?
— Гимнастика формирует такие качества как гибкость, ловкость, силу, выносливость, координацию, что очень важно. Не нужно маленьких детей отдавать в единоборства, ведите их на гимнастику. Он сформируется год-два-три, вырастит, потом можно начинать заниматься другими видами спорта. В приоритете стоят гимнастические виды спорта, так как они развивают отличную базу. Особенно у детей 5-6 лет. Насчет возраста, например, художественной гимнастикой можно начинать заниматься с 4-5 лет. Сейчас департамент образования разрешил нам на платной основе работать с детьми 4-5 лет. С 6 лет после сдачи контрольных нормативов мы переводим их на бюджетное обучение. Так что ждем и ваших детей!

Записала: Анастасия Иванова
Фото: личный архив